"Нажми кнопку «Разрешить»,
если тебе уже есть 18 лет"
"Этот контент доступен только после подписки. Нажмите «Разрешить»,
чтобы продолжить"

«Мы сможем найти перспективные проекты на Дальнем Востоке»

Республика Корея (РК) рассчитывает на скорейшее завершение переговоров о создании с Россией зоны свободной торговли в области услуг и инвестиций. Об этом в интервью «Известиям» заявил вице-премьер РК по экономике и министр планирования и финансов Хон Нам Ги, возглавляющий южнокорейскую делегацию на открывающемся 4 сентября Восточном экономическом форуме. Он также рассказал, как идет диалог о создании корейско-российской электрической сети и газопровода, что подтолкнуло Сеул к идее открытия совместного с Москвой инвестфонда для вложений в производство материалов, комплектующих и оборудования и справляется ли экономика его страны с влиянием американо-китайской торговой войны.

— Это не первый визит южнокорейской делегации на ВЭФ. На этот раз с вами путешествуют более 200 человек — представители правительства РК, главы провинций и городов, деловых кругов. Какие конкретные цели и задачи вы ставите во Владивостоке в этом году?

— Прежде всего, цель моего визита заключается в продвижении развития экономического сотрудничества между странами Евразийского пространства. В связи с этим правительство РК готово приложить все усилия, для того чтобы экономическое партнерство содействовало укреплению мира и стабильности этого региона, а деловое взаимодействие между Южной, Северной Кореей, Россией и Китаем усиливалось. Пользуясь случаем, во время ВЭФ-2019 планирую выступить за скорейшее создание зоны свободной торговли (ЗСТ) между Республикой Корея и Евразийским экономическим союзом и совместного совета девелоперов для сотрудничества на Дальнем Востоке, а также за учреждение корейско-российского совместного инвестиционного фонда.

ВЭФ флаг
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

Еще одна цель моего визита — это расширение корейско-российского практического делового сотрудничества. Во время ВЭФа у меня запланирована встреча с Юрием Трутневым, вице-премьером России и полномочным представителем президента в ДФО, в ходе которой мы обсудим меры по активизации практического взаимодействия между нашими странами и вопросы подготовки к корейско-российской межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству. Я возлагаю большие надежды на то, что вместе с представителями российского правительства мы сможем найти перспективные проекты на Дальнем Востоке.

— Накануне ВЭФа Корейское агентство по содействию торговле и инвестициям (KOTRA) провело двустороннее деловое мероприятие в формате B2B, чтобы определить потенциальные инвестиционные проекты на Дальнем Востоке для южнокорейского бизнеса. Какие направления экономической деятельности в этом регионе представляются наиболее перспективными?

Во-первых, я вижу большие возможности в реализации проектов логистики и транспорта, в частности, в области железных дорог и морских портов. Приморские порты отличаются своим привлекательным местоположением, а Владивосток — это город, где заканчивается Транссибирская железнодорожная магистраль. Корейской компанией был успешно реализован пилотный проект по поставке контейнерного блок-поезда по Транссибу, также сейчас активно ведутся переговоры о создании комплексного логистического центра на Дальнем Востоке. Я надеюсь на дальнейшее продвижение данных проектов.

Кроме этого, есть потенциал сотрудничества в области сельского хозяйства и рыболовства. В настоящее время семь корейских компаний принимают участие в различных проектах в области сельского хозяйства в Приморье. Полагаю, что сотрудничество в этой области будет только расти. Что касается рыболовства, то с учетом богатого биоресурсами бассейна Восточного моря (Японского. — «Известия») сотрудничество в этой области между нашими странами носит взаимовыгодный характер. И очень жаль, что проект по созданию рыбоперерабатывающего комплекса на мысе Назимов приостановлен. Надеюсь, мы с российской стороной сможем найти подходящее место для реализации данного проекта.

Порт Владивосток 

Порт Владивосток

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Кассин

В перспективе при создании благоприятных условий возможности для реализации проектов в области сельского хозяйства, рыболовства и туризма между Южной и Северной Кореей и Россией очень велики, особенно в приграничных районах. Наше правительство уже предложило провести совместное изучение трехсторонних проектов, так что надеемся на их реализацию.

— Торгово-экономическое сотрудничество между Москвой и Сеулом растет с каждым годом. Но $24 млрд двусторонней торговли в прошлом году, равно как и $2,6 млрд инвестиций Южной Кореи в российскую экономику — это не так много за 30 лет дипломатических отношений между странами. По вашему мнению, что тормозит более активное экономическое взаимодействие, особенно если учесть, что между нашими государствами нет серьезных политических проблем?

— Несмотря на большой потенциал развития экономического сотрудничества между нашими странами, многие внешние и внутренние факторы, в том числе геополитическая обстановка и несовершенство законодательной базы не позволили нам в полной мере реализовать все возможности.

Принимая во внимание эту проблему, правительство при президенте Республики Корея Мун Чжэ Ине сделало «новую северную политику» одним из приоритетов и готово работать по трем стратегически важным направлениям для расширения торговли и инвестиций между РК и Россией.

Первое направление — это заключение договора о ЗСТ. Хотелось бы в ближайшее время завершить текущие переговоры о ЗСТ в области услуг и инвестиций, а также как можно быстрее начать переговоры о ЗСТ в области товаров. Второе направление — это создание корейско-российского совместного инвестфонда для вложения капитала в развитие таких сфер, как сырьё, материалы, комплектующие и оборудование. Я уверен, что совместный фонд для коммерциализации исходных технологий и развития фундаментальной науки России через совместные проекты с корейскими предприятиями позволит нам достичь взаимовыгодных результатов. Третье важное направление — создание совместного совета девелоперов. Он будет содействовать реализации конкретных проектов за счет объединения усилий соответствующих ведомств и институтов обеих стран.

— Какую роль может сыграть Россия в увеличении импорта природного газа Кореей на фоне реализации Сеулом политики отказа от атомной и угольной энергетики?

— Россия — крупнейший производитель природного газа в мире, в то время как Республика Корея занимает третье место по импорту СПГ. Поэтому я считаю, что между двумя государствами есть огромный потенциал сотрудничества в области газа. С 2009 года РФ обеспечивает надежные поставки СПГ в РК объемом 1,5 млн т в год. Таким образом, в настоящий момент устойчиво реализуется корейско-российское сотрудничество в области энергетики. Я надеюсь, что российский природный газ, отличающийся экономичностью и стабильными поставками, внесет большой вклад в обеспечение растущего спроса на СПГ в Корее.

Вице-премьер РК по экономике и министр планирования и финансов Хон Нам Ги

Вице-премьер РК по экономике и министр планирования и финансов Хон Нам Ги

Фото: посольство Республики Корея в России

— Около года назад корейская газовая корпорация «Когаз» рассматривала возможность участия в строительстве хаба по перегрузке СПГ на Камчатке. Не один год идут и переговоры о создании корейско-российской электрической сети и газопровода. Есть ли здесь какие-либо практические подвижки?

— В июне прошлого года в ходе корейско-российского саммита Корейская газовая корпорация «Когаз» и ПАО «НОВАТЭК» подписали меморандум о сотрудничестве в области СПГ-бизнеса, и сейчас обсуждаются различные вопросы, включая участие в проекте строительства на Камчатке хаба по перегрузке СПГ. Наблюдается большая заинтересованность не только со стороны корпорации «Когаз», но и других корейских судостроительных компаний, обладающих технологиями мирового класса. Надеюсь в перспективе на хорошие результаты этого проекта.

Кроме того, в октябре прошлого года РК и РФ начали совместные двусторонние исследования по соединению электроэнергетических сетей и газопроводов, и в настоящий момент идет изучение технико-экономического обоснования проекта. Поскольку совместные исследования в области электроэнергии и газа уже продвигаются в рамках трехстороннего проекта с участием Юга и Севера Кореи и России, считаю важным подключение к этому вопросу Пхеньяна по мере создания благоприятных условий.

— Одна из самых громких историй последнего времени для Южной Кореи — торговая война с Японией. Насколько серьезно исключение Сеула из «белого списка» преференциальных торговых партнеров Токио может ударить по южнокорейским компаниям?

Недавние ограничения со стороны Японии на торговые поставки — это месть в ответ на решение Верховного суда Кореи в отношении насильственной мобилизации корейских работников на японские предприятия. Эти меры японского правительства являются самовольными, необоснованными, односторонними и дискриминационными против Кореи, что явно нарушает правила международной торговли, в том числе соглашение ВТО.

Отныне при импорте товаров из Японии корейским компаниям следует каждый раз получать разрешение от японского министерства экономики, торговли и промышленности, чего не требовалось ранее. Обычно срок для получения разрешения на экспорт составляет 90 дней в каждом конкретном случае, и задержка рассмотрения запросов в Японии, возможно, приведет к трудностям, с которыми столкнутся корейские компании при поставках продукции.

Подобные шаги японского правительства вызывают опасения, поскольку эти меры приведут к увеличению бремени для бизнеса и нарушению надежности глобальной цепочки. Тем самым будет оказано негативное влияние не только на корейские компании, но и на мировую промышленность в целом.

Активисты около японского посольства в Сеуле протестуют против выведения Южной Кореи из белого списка избранных торговых партнеров Японии

Активисты около японского посольства в Сеуле протестуют против выведения Южной Кореи из белого списка избранных торговых партнеров Японии

Фото: Global Look Press/Lee Jae-Won

Корейское правительство вместе с бизнес-сообществом тщательно изучает возможные последствия введения ограничений японским правительством в отношении каждого импортируемого товара, прилагаются усилия в поиске последующих ответных шагов. В частности, мы намерены активно продвигать меры по диверсификации импорта и локализации производства, имея в виду производство материалов, комплектующих и оборудования. В этом контексте серьезно рассматриваются вопросы создания с Россией совместного инвестиционного фонда для инвестиций в этих сферах.

— Еще одна торговая война, которая продолжается уже больше года вблизи вашей страны, — это конфликт между США и Китаем, рикошетом бьющий и по другим экономикам. Ощутила ли Южная Корея негативное влияние этой торговой войны?

— Торговый конфликт между США и Китаем в долгосрочной перспективе, вероятно, будет продолжаться из-за большой разницы в позициях двух стран и сложности факторов торговой войны, которые касаются не только экономических вопросов, но и вопросов безопасности и политики.

В Корее Китай и США занимают соответственно первое и второе места по экспорту, и их совокупная доля в корейской экспортной структуре составляет 39%. Поэтому последствия торгового конфликта между США и Китаем непосредственно оказывают влияние и на корейскую экономику — например, снижается объем экспорта Кореи. Кроме того, на нашу экономику косвенно влияют такие факторы, как замедление темпов роста мировой экономики и увеличение волатильности на внешнем и внутреннем финансовом рынках.

Тем не менее сейчас корейская экономика как никогда стабильна к внешним факторам, обладает способностью реагировать на различные шоки на рынке. Поэтому при увеличении волатильности мы сделаем всё возможное для стабилизации рынка и управления факторами, влияющими на кредитный рейтинг страны. Кроме того, будем диверсифицировать экспортные рынки, расширяя рамки партнеров экономического сотрудничества путем активного продвижения «новой северной политики» и «новой южной политики».

Источник: iz.ru

Читают сейчас

Самое популярное